Динамика когнитивных, эмоциональных и поведенческих  показателей в процессе умышленного сокрытия информации

 

 

Основная методологическая проблема в понимании механизмов, реализующих процессы умышленного сокрытия информации, связана с  выбором ключевой функции, анализируя которую можно сделать вывод о наличии данного процесса. В работе Исайчева и др. (2011) выделены два подхода к решению этой проблемы - функциональный и интегративный. Первый связан с абсолютизацией и доминированием какой-либо одной психофизиологической функции  в процессе умышленного сокрытия информации ("детекция лжи"). В качестве таких функций в разных школах полиграфа используются различные процессы - эмоции, внимание, память и т.п. Второй - интегративный подход, рассматривает этот процесс как сложное социальное поведение, реализация которого связана с работой специфической функциональной системы (ФС). Как и любая другая ФС, система обмана формируется в процессе индивидуального опыта  и может различаться у разных индивидов по своей адаптивности, т.е. быть более или менее совершенной. С таких позиций процесс умышленного сокрытия информации может рассматриваться как результат конфликта ФС лжи и системы нормального функционирования мозга при принятии какого-либо решения в ситуации выбора. Этот конфликт может быть зарегистрирован с помощью анализа когнитивных вызванных потенциалов мозга (КВП), показателей активности вегетативной НС и поведенческих показателей (движения глаз, динамика расширения зрачка, мимика). Наличие и выраженности данного конфликта отражается на амплитудно-временных параметрах компонента P300 в работах Исайчева и др. (2011, 2012, 2013 г.). Данные полученные с помощью метода регистрации КВП достаточно надежны и разработаны эффективные алгоритмы их выделения. Основная проблема использования КВП в практике - необходимость в накоплении достаточно большого количества однотипных ответов, режекции артефактов и их дальнейшей, весьма специфической, обработке. Это делает процесс выявления скрываемой информации методом КВП не очень технологичным, и опять же, в данном подходе ведущими показателями являются корреляты когнитивных процессов и не учитываются показатели других уровней организации ФС лжи.

Цель предлагаемого нами подхода - использование векторного принципа представления и анализа комплекса показателей, отражающих эмоционально-мотивационные, когнитивные и исполнительные механизмы данного типа поведения. В качестве исходных параметров для построения базового вектора используются реакции вегетативной НС, амплитудно-частотные показатели биоэлектрической активности мозга (ЭЭГ) и ряд поведенческих характеристик.

Методика. Экспериментальная реализация комплексного тестирования человека в процессе выявления умышленно скрываемой информации проведена на выборке из 32 человек. Для регистрации физиологических реакций и поведенческих показателей использовался полиграф «Диана-04» с модулем видеорегистрации. Запись психофизиологических показателей (параметры ЭЭГ) проводилось на системе «ВгаinАmр 256». Движения глаз, динамика расширения зрачка регистрировались на установке RED500 производства SМI, USА. В качестве стимульного материала использовался стандартизированный кадровый опросник, используемый в ходе проведения полиграфических проверок.

Результаты исследования позволили выявить ряд специфических различий в организации поведенческих актов, связанных с ложными и правдивыми ответами. Эти различия проявляются на разных уровнях функциональной организации — эмоционально-мотивационном, когнитивном и исполнительном. Эмоционально-мотивационными маркерами ложного или правдивого ответа является комплекс показателей вегетативной НС (КГР, ЭКГ, ЭМГ, ФПГ), который имеет общие тенденции динамики в ситуации ложных и правдивых ответов, но так же отражает индивидуальную специфику реакций испытуемых. Различия на когнитивном уровне отражаются в пространственно-временной динамике соотношения мощности спектра ЭЭГ в альфа- и бета-диапазонах. Для оценки различий этого показателя ЭЭГ активности был разработан и применен новый алгоритм анализа соотношения данных ритмов, который позволял оценить это соотношение в малых временных интервалах (до 1200м/сек). На поведенческом уровне наиболее информативными показателями различий правдивых и ложных ответов оказались параметры глазодвигательной активности, реакция расширения диаметра зрачка (РРДЗ), время фиксации глаз на стрессогенном слове и области выбора ответа (Да, Нет).

Различия между ответами на нейтральные и проверочные вопросы статистически достоверны. Полученные данные обсуждаются и интерпретируются в терминах психофизиологии функциональных систем.

 

Литература. 

 

  1. Isaychev S.A., Edrenkin I.V., Chernorizov A.M., Isaychev E.S. 2011. «Event-Related Potentials in Deception Detection». Psychology in Russia: State of the Art, Tom 4, p. 438-447.

  2. Исайчев Е.С. 2011. «Когнитивные характеристики скрываемых знаний». Конференция Ломоносов 2011.

  3. Исайчев Е.С. 2012. «Использование ЭЭГ показателей для выявления скрываемой информации». Конференция Ломоносов 2012.

  4. Исайчев Е.С. 2012. «Системный подход в детекции лжи». V Съезд Общероссийской общественной организации «Российское психологическое общество». Том 2. Москва 2012 г. с 405-406.

  5. Исайчев Е.С., Исайчев С.А., Насонов А.В., Черноризов А.М. 2011. «Диагностика скрываемой информации на основе анализа когнитивных вызванных потенциалов мозга человека». Национальный психологический журнал, том 1, № 5, с. 70-77.

  6. Исайчев Е.С., Лебедев В.В. 2013. «Комплексное психофизиологическое тестирование человека в процессе выявления умышленно скрываемой информации». Конференция Ломоносов 2013.

  7. Исайчев. Е.С. 2012. «Когнитивные потенциалы мозга на ситуационно-значимую информацию». Пятая международная конференция по когнитивной науке. Сборник тезисов. Часть 1, с. 387-388.

  8. Исайчев. Е.С. 2013. «Комплексный подход к выявлению умышленно скрываемой информации». Материалы международной конференции «Нейронауки и благополучие общества» МГГУ им. М.А. Шолохова. С. 63-64.

 

Исайчев Е.С. 2014